Камень, бронза и железо.

   Большинство людей слышали о таких временных периодах в истории человечества, как каменный, бронзовый и железный века. По большому счету, этого достаточно для общего кругозора, но если вам интересно, то я коротенечько расскажу.

     Первое что нужно понимать — конечно таки в те времена мир был проще. Но люди, люди были такими же как сейчас. Ну, может немного умнее, хотя и менее развитые. Поэтому само деление на металлические века придумали еще до нашей эры. Поэт и философ античного мира Лукреций Кар (96-55 гг. до н. э.) в поэме «О природе вещей» уже упоминает о трех этапах — трех «веках»: каменном, бронзовом и железном. А уже в начале XIX века датский ученый Кристиан Юргенсен Томсон, изучая коллекции древних предметов, впервые научно обосновал такое деление.

   Конечно, со временем, нарабатывался материал, совершенствовались инструменты — от достоверных анализов материалов, до совершенствования методов научного познания.

  Сейчас, если быть академичным, то нужно говорить о четырех периодах в истории человечества: Каменный, Медный, бронзовый и Железный.

  И вот тут есть один малоизвестный нюанс.  Дело в том, что каменный век, строго говоря, не кончился с наступлением бронзового, или даже железного. Он продолжался и продолжался. На этом редко акцентируются в учебниках, но важно понимать:
   Даже с наступлением бронзового века вся бронза шла на изготовление оружия и украшений. Орудия для производства так и продолжали делать из камня.

Медный топор с топорищем из тиса, найденный рядом с мумией Эци

Эта особенность бронзового века настолько  важна, что она трижды повторяется  в разных местах главы 5 «Европа во II тыс. до н.э.» в 1 томе капитального труда «История Европы с древнейших времен до наших дней (в восьми томах)» М.,Наука, 1988):

 «Бронзовый век Европы не принес существенных изменений в способах производства пищи и вообще средств существования. Бронзовые орудия почти не затронули область сельскохозяйственного производства, во всяком случае вплоть до позднего бронзового века. Изделия из бронзы в первой половине бронзового века — это многочисленные украшения: серьги и височные кольца.

   Металл (сначала медь, потом и бронзы) всегда было мало. Крайне мало. Поэтому все орудия продолжали изготавливать из камня. Вот тут будет ловушка ассоциаций — каменные орудия раннего каменного века, всякие кремниевые рубила — совсем не похожи на каменные изделия медного, и тем более бронзового веков.

  Примеры высочайшего мастерства древних людей реально впечатляют — гранит, нефрит, обсидиан не просто приведены к более удобной форме, нет. Есть целая культура, объединенная схожими каменными боевыми топорами. Так называемые ладьевидные боевые топоры, часто выглядят словно произведения искусства. Полированная поверхность, изящные линии каменного лезвия, иногда — тонкий узор. Они прямо просятся в руку.

  Но красота — не единственное преимущества камня перед металлом. Камень достаточно прочный, и очень твердый. Единственный, но ощутимый недостаток — он хрупкий.

   И если даже бронзовое изделие погнулось, то его можно переплавить, не потеряв драгоценный металл.
   А то, что металл именно драгоценный — можно не сомневаться. Одни из первых монет, были сделаны в форме крохотных бронзовых мечей и тяпок.

   Но если каменный топор может быть красив, удобен и эргономичен — зачем тебе дорогой металл? Дело в том, что медный или бронзовый топор не сломается, придя в негодность. Прочность меди добавляли разными хитрыми способами, вроде проковки — но не будем углубляться в детали технологии. По видимому, медные инструменты плотно заняли свою нишу в местах, где от инструмента требовалась постоянная работа в сложных условиях. Ну, то есть если надо долго стучать по твердому, то лучше взять медный (позже — бронзовый) инструмент — даже если погнется, можно потом починить. А если расколется каменный топор — это трагическая и необратимая потеря.

     Лезвия из обсидиана — при умелой обработке — невероятно остры, и достаточно прочны, чтобы небольшим ножом, без особого труда оттяпать себе палец.

В общем, надеюсь я донес до вас мысль, что технологии каменного века, и каменные же предмета быта, вовсе не так примитивны, как могут показаться на первый взгляд.

И вот тут встает вопрос — а зачем тогда бронза? Некоторое, относительное превосходство в износостойкости над каменным инструментом в быту, полностью нивелируется дороговизной. Поэтому и остается почти единственная ниша для бронзы — война. Там нет значения насколько дорого твое оружие, от него зависит жизнь. Тысячелетия камень и бронза существуют рядом, не особенно то и конкурируя.

Если прикинуть, очень грубо, по трудозатратам, то для того чтобы сделать один бронзовый меч, нам потребуется три стадии.

1 Добыть. В этом коротком слове десятки потных мужиков и сотни напряженных трудодней. Неподатливая руда, волокуши, травмы. Им всем надо заплатить, при этом достаточно для того чтобы они, и их семьи жили достойно.

2 Выплавить. В этом коротком слове все еще хуже — ночной кошмар бюрократа, добавочная стоимость за высококвалифицированный труд. Не имея современных инструментов и методов контроля качества и технологии процесса, древние мастера делали все интуитивно. Один красивый штрих — если медь передержать 6 минут в определенной температуре, у неё заметно меняются физикомеханические свойства. А ведь у вас нет часов. Но ничего, справлялись. Читали заклинания чтобы сориентироваться по времени — на словах “и да воздаст” вытаскиваем из печи. ориентировались по цвету, за неимением термометра. И надо сказать, справлялись неплохо.

Если ты делаешь действительно хорошие мечи, то твоим изделиям практически нет верхней планки цены. И опять же, в цикле занят не один человек.

Лучшие бронзовые мечи не уступают по своим характеристикам лучшим мечам которые можно сделать низкоуглеродистой стали. И они не намного тяжелее. Более того — бронза имеет свойства, которые позволяют делать с ней то, что нельзя делать со сталью. Например отлить кирасу. Стальные латные доспехи — это позднее средневековье. Отковать равномерно прочную, и достаточно большую железную пластину до этого не позволяли технологии.

Ну, и наконец, теперь еще надо доставить изделие от места производства до заказчика. Заказать по почте, я подозреваю, еще не додумались. Приходилось везти, а то и нести, самим. Мероприятие долгое и опасное.

Просто себестоимость бронзового кинжала — год работы не самой маленькой деревушки.

Неудивительно, что археологи часто подозревают в таких вещах как, например, бронзовые серпы раннего бронзового века, ритуальное значение. Даже просто бронзовая застежка для плаща — статусная вещь, многое говорящая за хозяина. Это как сейчас здоровенный бриллиант на себя нацепить.

В ирландских сказаниях о племени богини Дану, в числе прочего, отдельно подчеркивается, что те принесли с собой аж три бронзовых предмета. Копье, котел и меч.

С котлами — вообще отдельная история. Если уж говорить начистоту, то нормально супчика похлебать, подавляющее большинство людей не могло до позднего железного века. Реально трудно сделать котелок. Хороший и яркий пример — всем известные янычары. Основная тактическая единица янычар- орта. Воинская святыня и аналог боевого знамени орты… Котел. Реально, бросишь в бою котел — и все, хоть помирай ложись. А ведь это уже во времена сравнительно “дешевого” железа.

Поэтому упоминание о наличии у союза племен своего бронзового котла — сродни упоминаю в рассказе о современной нам стране, про её выход в космос.

Если прикинуть по процентам от общей численности союза племен бронзового века и современной страны — благосостояние, технологии и ресурсы, задействованные для создания одного котла в бронзовом веке, вполне сравнимы с мощностями нужными для создания ракеты носителя или адронного коллайдера. Технологии, я напоминаю, архисложные.

Но несмотря на это — котлы лили. И не один, и не два. Огромные, в 400 литров в мужском захоронении в Хохдорфе. И совершенно умопомрачительные высотой 164 сантиметра и объемом в 1100 литров, в женской из гробнице «Леди Викс».

А вот из железа котелок просто так не отольешь. Пока не случился чугун — все было плохо. И пушки долго продолжали лить бронзовые. Задумайтесь на секунду — как нам повезло что мы живем сейчас. Хоть супчик похлебать можно без особых проблем.

Вернемся в бронзовый век. То что бронза сохраняет свои свойства после отливки, и её не нужно проковывать целиком, то что она не ржавеет и если изделие пришло в негодность то его можно переплавить, ну и достаточно высокие характеристики по прочности и твердости — все это делает бронзу идеальным металлом для человечества.

Возникает вопрос, почему вообще начался железный век. Ответ, как обычно, в экономике.

Железо знали еще люди каменного века. Меч из Дерака — первое из всех известных в Малой Азии железных изделий. А первое известное железное изделие у нас, в Восточной Европе, обнаружено при раскопках кургана Бичкин-Бурун в Калмыкии. Это листовидный наконечник копья, и возраст его около 3,5 тысячи лет. И то и другое выковано из метеоритного железа.

   Любопытно что в том же Хохдорфе тоже есть железный кинжал из метеоритного железа.

Есть они и у фараонов Египта. Вот этот например был у Тутанхамона.

  Разумеется редкость и трудность обработки (холодная ковка) придавала железу особый, в том числе и магический статус. В гречеких мифах, например, серп Кроноса, которым Зевс кастрировал батю, был железным. И именно поэтому рана бога не заросла. Костыли, которым прибили Прометея — опять таки железные, чтобы лишить его сил. Впрочем печень у бедняги, все равно зарастала.
  Сизиф ловит Танатоса, опять таки железным обручем, и т.д. То есть, надо полагать, железный кинжал особам высокосидящим, выдавался на случай внезапной поножовщины с небожителями.  

   Но, если не считать метеоритного, откуда вообще взялось железо, да еще в несравнимых с бронзой количествах?

Это так называемое “болотное” железо. Он же —  бурый железняк (лимонит). Вот он, сложен перед штольней.

Сырьё, мягко говоря, хреновое — достаточно посмотреть на концентрации железа в нём.  Но, если взять, например территорию древней Руси — это железо есть почти что везде. Кроме того, это «почти что везде» чудесным образом оказывается в непосредственной близости от тогдашнего источника качественного угольного топлива — могучих лесов Русской равнины.

Для понимания широты распространенности фактической добычи этого местного ресурса, на Руси достаточно просто открыть любую географическую карту и посмотреть на названия русских, украинских, белорусских или литовских деревень.

И сразу же вам в глаза бросится громадное количество топонимов со словами Гута, Буда, Руда. Вот их значения:

Гута: стеклоплавильный завод

Руда: добыча болотного железа

Буда: добыча поташа из растительной золы.

Вы найдёте такие деревни повсюду — широким поясом в Полесских болотах — от Бреста до Сум. Источников «болотной руды» на Руси было полно. «Болотное железо» образуется вообще практически везде, где происходит переход от кислородосодержащих почв к бескислородному слою (в аккурат на стыке этих двух слоёв).

В болотах просто эта граница расположена, в отличии от других типов местности, очень близко к поверхности, поэтому там конкреции железа можно копать буквально лопатой, лишь снимая тонкий слой болотной растительности.

Сами по себе залежи болотного железа представляют из себя классические россыпи.

Россыпи обычно гораздо менее масштабные месторождения, нежели рудные тела, их общий объём редко превышает десятки тысяч тонн (в то время, как рудные месторождения могут содержать миллионы и миллиарды тонн руды), но отработка россыпей обычно гораздо проще выработки рудного тела.

Россыпь обычно можно разработать чуть ли не голыми руками и при минимальном дроблении породы, поскольку россыпи залегают обычно в уже разрушенных, осадочных породах.

  После некоторых технологических  прорывов, вроде освоения выжига древесного угля, железо оказалось фактически общедоступным. И теперь, красивые, умные и сильные полубоги из поэмы Гомера, в невероятно дорогой бронзе, оказались лицом к лицу с тупыми, грубыми и страшными дорийцами. Но последних было очень много, и все с такими же как они сами, железными мечами.

Железные мечи известны как минимум с с VIII века до н. э, а активно начинают применяться с VI века до н. э. Хотя мягкое, не поддающееся закалке железо и не имело особых преимуществ над бронзой, оружие из него быстро стало дешевле и более доступно, чем бронзовое — мало того что железо встречается в природе намного чаще меди, так еще необходимое для получения бронзы олово в древнем мире вообще добывалось всего лишь в нескольких местах. Полибий упоминает, что галльские железные мечи III века до н. э. часто гнулись в бою, вынуждая владельцев выправлять их. Некоторые исследователи считают, что греки просто неправильно интерпретировали галльский обычай изгибать мечи, приносимые в жертву, однако сама способность сгибаться без излома является отличительной особенностью именно железных мечей (из стали с низким содержанием углерода, не поддающейся закалке) — меч из закаленной стали можно только сломать, а не изогнуть.

Бесконечный стазис бронзового века, прерываемый катастрофами, сменился развитием. Хоть и с перерывами, но человечество получило ресурс с помощью которого оказалось возможно постоянно совершенствовать средства и способы производства и добычи.

   Экономика, бессердечная сука, сделала выбор в сторону варварского железного ширпотреба, вместо утонченной красоты элитарной античности. Этот, вовсе не обязательный, поворот истории, со временем привел к тому что мы имеем сейчас. И это не может не радовать.

На фотографии — недостижимый идеал. 

Меч Гоуцзяня весит 875 граммов при длине всего 55,6 сантиметра. Ширина клинка — 4,6 сантиметра.

В состав его бронзового сплава входят медь, олово, свинец и железо. При этом распределение металлов неравномерно — ближе к центру клинок содержит больше меди, что повышает его гибкость и прочность. В кромках лезвия же, наоборот, повышено содержание олова. Это делает их жестче, а также позволяет лучше держать заточку. Но самым главным элементом сплава оказалась сера. Точнее, ее соединения — сульфиды. Именно они защищали клинок от коррозии и не давали ему покрываться патиной на протяжении тысячелетий. Также химический анализ показал следы мышьяка — видимо, следы еще каких-то операций, которые оружейники Юэ производили над своим шедевром.
Удивительно, как кузнецы, в распоряжении которых были только обычные молот, наковальня и горн, умудрились создать металл со столь сложной композицией. По предположениям ученых, на изготовление меча Гоуцзяня ушел не один год. И наверняка в свое время он ценился как сокровище, которому не было равных. Впрочем, он продолжает впечатлять и в наше время.

И на этом, пожалуй все. Спасибо за прочтение.

One Comment

  1. Влодимир

    Отличная статья, спасибо вам
    Вопрос по котлам:
    Пищу готовили в глиняных, так что медные скорее дорогое исключение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.