Огрызок крейсера.

Сегодня я расскажу вам об одном американском огрызке. Огрызке крейсера.

Ночное побоище у Тассафаронга стало третьим по числу потерь среди моряков ВМС США после Перл-Харбора и разгрома у о. Саво. Янки, как обычно, честно «продули» сражение, имея на своей стороне количественное и техническое превосходство над противником.

Завязка была такова: ввиду появления аэродрома Хендерсон-Филд и перехода господства в воздухе в руки американцев, японцам не оставалось ничего, кроме перехода к тактике «токийских экспрессов». Соединений быстроходных эсминцев, что могли за одну ночь доставить грузы сражающимся частям на о. Гуадалканал и еще до рассвета покинуть зону действия американской авиации.

30 ноября 1942 года «токийский экспересс» из восьми эсминцев под командованием контр-адмирала Р. Танаки в темноте «напоролось» на американскую эскадру (ТКР «Миннеаполис», «Новый Орлеан», «Пенсакола» и «Нотрхэмптон» под прикрытием легкого крейсера «Гонолулу» и четырех эсминцев).

Несмотря на отсутствие радиолокаторов, японцам удалось первыми разобраться в ситуации и нанести мощный удар по соединению ВМС США, пользуясь тактическими ошибками и откровенной глупостью командиров американских кораблей.

Пока янки отчаянно пытались попасть по единственному обнаруженному эсминцу противника, крейсеры «Миннеаполис» и «Новый Орлеан», один за другим, получили попадания «длинными копьями» — японскими кислородными торпедами калибра 610 мм. Двигавшийся позади них крейсер «Пенсакола» не нашел ничего лучше, чем пройти между поврежденными кораблями и противником.

Японцы не упустили шанса и немедленно выпустили в возникший перед ними темный силуэт «длинное копьё», оторвавшее «Пенсаколе» левый гребной винт и превратившее машинное отделение крейсера в огненный ад. В горящем мазуте сгорело 125 моряков.

Удивительно, но после всего этого четвертый крейсер, «Нотрхэмптон», продолжал двигаться, как на параде, не меняя курса и даже не пытаясь уклониться от выпушенных японцами торпед. Исход очевиден — получив в район машинного отделения пару «длинных копий», крейсер полностью вышел из строя, лишился энергии, связи и беспомощно закружил на месте на единственном работающем винте. К утру его крен достиг 35°, и он затонул в 4 милях от побережья Гуадалканала.

Японцы потеряли в ночном бою 1 эсминец («Таканами») и 197 чел.

Американцы потеряли тяжелый крейсер, а три уцелевших «подранка» навсегда вошли в историю как выдающиеся примеры борьбы за живучесть кораблей. Безвозвратные потери среди личного состава составили 395 чел.

Наиболее жутко выглядел после боя крейсер «Новый Орлеан».

Японское «копьё» ударило в район погребов носовых башен ГК. Взрыв 490-кг боевой части, сопряженный с детонацией боезапаса, полностью оторвал «Новому Орлеану» носовую часть — до самой башни ГК №2. Неприятности крейсера на этом не закончились. Оторванный кусок корпуса завело в сторону и с силой ударило о борт движущегося крейсера, образовав на всем протяжении его корпуса ряд пробоин. Уходя под воду, 1800-тонный «обломок» задел винты, при этом оказались погнутыми лопасти внутреннего винта по левому борту.

«Мне пришлось это увидеть. Я двигался впритирку вдоль молчащей второй башни и был остановлен спасательным тросом, натянутым между леером левого борта и башней. Слава богу, что он был здесь, ещё один мой шаг, и я бы полетел головой вниз в тёмную воду с тридцатифутовой высоты. Нос «ушёл». Сто двадцать пять футов корабля и первая носовая артиллерийская башня с тремя восьмидюймовыми пушками «ушли». Восемнадцать сотен тонн корабля «ушли». Боже мой, все те ребята, с которыми я прошёл учебный лагерь, все погибли».

(Герберт Браун, матрос с крейсера «Новый Орлеан»)

Несмотря на обширные разрушения, потерю четверти длины корпуса и гибель 183 моряков, «огрызок» крейсера осторожно двинулся 2-узловым ходом к Тулаги, где была расположена передовая база американцев. Переход длиной в 35 миль был завершен к утру следующего дня. После проведения оперативного ремонта и сооружения временного «носа» из кокосовых бревен, «Новый Орлеан» спустя 12 суток вновь вышел в море и направился в Австралию, куда благополучно прибыл 24 декабря 1942 года.

Окончательно ремонт «Нового Орлеана» был завершен к лету 1943 года на верфи в Пьюджет Саунд (шт. Вашингтон). Крейсер вернулся в строй и в дальнейшем принимал участие во многих крупных кампаниях и морских сражениях Тихоокеанского ТВД — Уэйк, Маршалловы о-ва, Кваджалейн, Мадзуро, налет на Трук, Иводзима, Филиппины, Сайпан и Тиниан… 17 боевых звезд! Один из самых заслуженных крейсеров ВМС США.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *