10 октября 732-го.

Эх ты жеж, а ведь сегодня годовщина!
Эта дата памятна весьма, ибо если б не она мы бы сегодня несмогли за это выпить так как вера бы не позволила!
Так утверждают западные историки, на деле же конечно оно бы еще не известно как вышло.
Тем не менее дата примечательна -именно сегодня франки остановили яростный бег арабов в битве при Пуатье.
Пиктоны (племя такое), облюбовав данное плато, даже не догадывались, какие перфомансы в дальнейшем тут будут закатывать их далекие (и не очень) потомки. Визиготы, франки, арабы, римляне – всем тут словно медом намазано. Больших и значимых битв там было три, это посередочное, которое было на два века позже первой и на шесть – раньше третьей битвы на Пуатевинском плато.

В 732 году там встретились померяться длиной меча франки в лице Карла Мартелла и сарацины в лице Абд ар-Рахмана ибн Абдаллаха. Последние активно несли ислам в массы, первые же не менее активно этому сопротивлялись. Отсюда и конфликт.

Омейяды (они же ранее обозваны сарацинами) на тот момент имели крайне сомнительное положение.
Во-первых, на них весьма обоснованно злилась христианская Европа – насаждение мусульманство с их стороны шло весьма негуманными даже по меркам тех времен способами.
Во-вторых, ввиду горячего нрава, они периодически устраивали междоусобицы, которые так же накаляли обстановку.
В-третьих, они с завидным постоянством начали то тут, то там отхватывать от Хазарского Каганата, который упорно расширял свои владения.
Ну и по-мелочи им досаждали тюрки, индуисты и прочие непоседливые соседи. Так что после почти двадцати лет успешной экспансии Омейяды, походу, израсходовали запас удачи и начали неиллюзорно огребать. Но, видимо, победа при Гвадалете (о которой мы писали 19 июля) не давала им покоя и вселяла уверенность в том, что им и «Молот» не указ (Мартелл — переводится как «молот»).
e99S5M1uLg8
Сарацины, вернувшись из завоевательского турне по Африке, решили, что Халифату срочно нужна Галлия. Учитывая, что часть нынешний Франции в виде Септимании и Аквитании они уже захватили, эта задача казалась им более чем простой. Эд Великий (местный главнюк), не желая расставаться со своими землями, начал решительное сопротивление.

Получив вести о скором прибытии гостей с юга, он в срочном порядке начал подготовку к обороне. Для начала он женил берберского эмира Усмана ибн Нисса на своей дочери, чтобы арабы не напали на него со стороны Пиренеев. План был бы отличным, если бы не одно «но»: армию эмира Омейяды разгромили по пути, особо не задерживаясь, после чего продолжили свой поход на Галлию. Эд Великий решил посопротивляться сам, однако ничего хорошего из этого так же не вышло. После разгрома в Бордо он решил обратиться за помощью к кому? Правильно, к Карлу Мартеллу.

Последний «великодушно» согласился подмогнуть только после того, как Эд громко и внятно крикнул, что Мартеллы – сила, а франки, хоть не из Тагила, но тоже рулят. С чувством глубоко удовлетворения Карл собрал войска и пошел войной на ничего не подозревающих арабов, которые к тому моменту уже расслабились и даже подзабили на разведку. Этим Карл и воспользовался.

***

— Уходите оттуда, откуда пришли!- крикнул Карл Мартелл арабским захватчикам.
— Пашёль в жёпу, я твой Галлия труба шатал! – ответил ему Абд ар-Рахман ибн Абдаллах и бросился в атаку.

Именно так могла начаться битва, если бы сарацины, как было написано выше, не забывали о минимальной предосторожности в лице резведкорпуса. На деле же Карл занял лесистую часть плато, дабы выгодным положением компенсировать уступающую арабам численность войска.

И начал тыкать противника мечом. Сначала ненавязчиво – отправляя вперед небольшие отряды, франки вели разведку боем. К тому моменту, как Абд ар-Рахман понял, что дело пахнет керосином и начал мобилизовать войска, Мартелл так же получил подкрепление из своих крепостей. Силы примерно уравнялись.

У арабов был шанс уйти от сражения, тем самым сохранив свою популяцию, однако врожденная жадность вкупе с манящими богатствами крепости Тур побудила скомандовать наступление, дабы прорвать ряды франков и добраться до добычи.

… И сарацины полезли на холм. Что было дальше, догадываетесь? Все то же самое, что и в ранее упомянутых битвах на Пуатевинском плато, с той лишь разницей, что другие два сражения проходили либо весной, либо в разгар бабьего лета. В этот раз на помощь франкам пришли первые октябрьские заморозки, так что у арабов припекало и подмораживало одновременно.

Сближение армий шло почти неделю, и могло длиться дольше, однако мусульмане, в отличие от франков, не запаслись медвежьими и волчьими шкурами, а звон подмороженных бубенчиков по-утру тенью Старка шептал: «Зима близко». Абд ар-Рахман поставил на кавалерию, которая безоговорочно нагибала практически во всех предыдущих сражениях, однако франки совершили невозможное по тем временам: пехота отбила все удары конницы с минимальными потерями для себя и максимальными – для противника. Мосарабская хроника так описывала этот момент: «И в громе сражения люди Севера казались морем, которое невозможно сдвинуть. Твёрдо они стояли, плечом к плечу, выстроившись, как глыба льда; и сильными ударами своих мечей они разили арабов. Собравшись толпой вокруг своего вождя, люди Австразии отражали всё перед собой. Их неутомимые руки пронзали мечами груди врагов». В отбщем таборитам, через несколько веков, было на кого равняться.

На второй день капитального сражения арабам таки удалось прорвать оборону франков, и они даже почти добрались до Мартелла. Однако в тот момент сарафанное радио доложило, что франки добрались до арабских обозов, где те везли позаимствованное у экспансированных народов добро, а так же представителей этих самых народов в качестве рабов.

«Грабеж средь бела дня!» — возмутились сарацины и помчались отвоевывать трофеи обратно. И то ли отправилось туда слишком много народа, то ли с координированием войска были проблемы, то ли еще что-то или все вместе, но арабы почему-то дружно решили, что это отступление, поэтому к обозам ломанулись вообще все. Учитывая, что с лучниками у франков все было в порядке, многие сарацины таки не добежали. На этом все и закончилось, посему франки с чувством выполненного долга отправились набираться сил перед следующим сражением.
bWsTe3Ch42k
Когда на следующий день они с удивлением обнаружили, что их никто не атакует, Мартелл включил осторожного и, ожидая засады, он усилил оборону и сделал все, чтобы враг не смог выманить его на открытую местность.

Однако все оказалось намного прозаичнее – решив не испытывать судьбу, арабы собрали остатки армии и имущества, после чего под покровом ночи банально эвакуировались куда-нибудь подальше. Вот такая вот внезапная победа.

Что дает нам отличный повод для…
n-o2nCQW8GMисточник

2 комментария

  1. Son nevryky

    Чёртовы глюки!!! Не знаю, получали ли Вы комментарий, поэтому дублирую с добавлением в конце.

    Хороший повод для «Мартелла»!)
    Однако…
    «Омейяды (они же ранее обозваны сарацинами)» — Не совсем точно, ув. Автор. Сарацин — это второе, можно сказать, «сборное» библейское имя арабских племён, позднее получивших отрицательное значение в сознании европейцев (славян в том числе) из-за жестокого «верообращения» иноверцев в ислам. То есть, турок это араб или перс — все они сарацины, ибо исповедуют ислам. Говоря по телевизионному — «исламские фундаменталисты», «террористы».
    Термин «сарацин» произошёл от имени жены Авраама Сарры у которой была рабыня Агарь. Её Сарра привела сама в шатёр Авраама ибо была бесплодна (некоторое время). Родившийся от Агари Измаил стал родоначальником арабских (бедуинских) племён. Отсюда сын Агари, рабыни, был рабом у Сарры и Авраама. Таково было её положение. Но «рабство» совсем не означало чмо-шное положение по жизни. Всё зависело от хозяев. Измаил был весьма зловредным и непослушным «рабом», ибо неоднократно колотил праотца всех евреев, сына Сарры Исаака.))) Та-ак ска-ать — арабы и евреи до сих пор не поделят наследство своего отца Араама (Ибрагима) — Фаллештину (Палестину, родину исчезнувших финникийцев). Посему «сарацин» идентично понятию «раб» — в сознании тогдашних европейцев презрительно так их называвших, что означало — «тупой раб-еретик», «чурка», «чурбан».
    На Руси издревле мусульман идентифицировала не с национальной принадлежностью, а с вероисповедальной и наверняка Вы слышали об «агарянах» (сын Агари) и «измаилтянах» (без «Ь», сынах (потомство) Измаила). И все они только вредили нашим предкам (можете ознакомиться, напр., с тропарём Почаевской иконе Божьей Матери и проч., проч.).
    Так что лодку нужно называть «правильным» именем, а то «..беда» получиться)))

    P.S. Ещё у арабов-сарацин тупо дохли «средства доставки» — верблюды от холода.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *