Численность средневековых армий.

2

Рассказывая о известных битвах, я легко и не принужденно ворочаю тысячами людей. А иногда и десятками тысяч. Но какие же были “нормальные” армии в средневековье? Не считая тех великих битв которые меняли лицо Европы.

 Для Бретани известно количество рыцарей, вызываемых в герцогскую армию. И для герцогства Нормандия это число более или менее известно. В армии Филиппа Августа мы знаем количество сержантов (sergeants), пехоты коммун, между 1194 и 1204. В Англии есть ряд документов
13 в., чрезвычайно богатые архивы для 14 в. Внимательное изучение этих архивов показывает, что армия короля Англии редко превосходило 10 тыс.человек, пеших и конных. Во Фландрии существует несколько неполных цифр в феодальных свитках и феодальных книгах, и несколько документов, перечисляющих представителей благородного сословия, служивших городу Брюгге в 1302. Вся эта информация указывает на малые силы. В Нормандии в 1172 лишь 581 рыцарь явился в армию герцога с 1500 фьефов. На самом деле было больше 1500 фьефов, возможно 2000, для некоторых баронов не включено количество их вассалов. В Бретани в 1294 году 166 рыцарей и шестнадцать благородных оруженосцев (squires) были обязаны нести службу в армии герцога.Для сравнения, возьмем летописи Руси. Уже в то время Русь “велика и обильна”, сравнительно густо (много городов и сел) заселена, и весьма уверенно стоит на ногах экономически.
s_sempach_2
Но когда речь заходит о примерных размерах княжеских «дворов» и городовых «полков» применительно к 13-15 веку, то книжники называют цифры в пределах сотен и первых тысяч ратных людей, не более. Так, псковичи в 1426 году, во время конфликта с великим князем литовским Витовтом, послали на помощь осажденной Опочке полсотни бойцов «снастной рати», а главная псковская рать во главе с посадниками Селивестром Леонтьевичем и Федором Шибалкиным вступила в бой с войсками Витовта, имея в своем распоряжении 400 ратников. Князь Василий Юрьевич в 1435 году взял Вологду, имея «дружины» 300 человек, а его брат Дмитрий Шемяка имел в своем распоряжении в 1436 году около 500 дворян. Литовский князь, Александр Чарторыйский, не желая присягать Василию II, в 1461 году покинув Псков, где он пребывал на положении служилого князя, и увел с собою «двора его кованой рати боевых людеи 300 человекъ, опричь кошовых…». Наконец, в печально знаменитом сражении под Суздалем летом 1445 года, в котором Василий II был разбит татарами и пленен, его «полк» вместе с «полками» его вассалов князей Ивана Можайского, Михаила Верейского и Василия Серпуховского насчитывали менее 1000 всадников. Пришедший им на помощь владимирский «полк» воеводы Алексея Игнатьевича насчитывал 500 ратных. А противостоявших им татар было, по сообщению летописца, 3,5 тысячи.

Но не торопитесь спекулировать.

Во всех этих цифрах обращает на себя внимание оговорка летописца «боевых людей, опричь кошовых».

Тут есть смысл вспомнить, что даже в европейских “ордонансах” каждому всаднику полагался слуга. И дело тут не только в изнеженности самих рыцарей, а в том объеме работы, которая необходима что бы в условиях средневековья, просто прожить день. Из из полуфабрикатов только «мясо копченное с солью». Даже муку на хлеб, похоже зачастую толкли на месте, подручными средствами. А уход за боевым конем? А верховая лошадь на которой ехать? А овес для этих коней? Обслуга телеги (возницы обозники) виночерпии и хлебодары, и прочее прочее.

Есть еще несколько любопытных свидетельств. Например лучники Уэльса часто таскали с собой семьи. Рыл в 12.

Ландскнехты, одни из самых не привередливых наемников, в обязательном порядке брали с собой на войну женщину (она называлась словом «Hure», которое сейчас переводится как “шлюха”) обычно жену, но часто сестру или дочь. Эти женщины выполняли не только роль прислуги, но и несли, по сути, функции легкой пехоты – разграбить убитых и захваченных, добить раненных, а иногда и организовывали ожесточенное преследование. Собственно, если бы не сиськи, их бы вполне можно включить в состав строевых рот, на правах “вспомогательных частей”. Что, как минимум, я повторю, как минимум, удвоило бы численность рот. Разумеется логично предположить что в других армиях были аналогичные по функциям люди, но уже без сисек. Что автоматически включает их в состав армии.
4500 человек оружных людей, таким образом, вполне могли быть просто основной ударной силой в войске, которое со всякими кошевыми вполне могло дотянуть до 3-4 тысяч.

А 500 конной кованной рати – это войско общей численностью никак не меньше 3-5, а может быть и до 10 000 человек.
Разумеется, когда люди хотят отметить свои достижения, то они сильно преувеличивают численность врага, в том числе и записыванием в солдаты всех подряд.
Хороший пример – ледовое побоище.
При общем числе людей (заметьте, отталкиваясь от ливонских хроник!) до 9 000, но не менее 3 000, и практически полном разгроме этого отряда, ливонцы потеряли (верхняя планка) 70 рыцарей. Это были видные люди благородного происхождения. Скорее всего общее количество тяжелой конницы было порядка двух сотен, и крайне сомнительно что сержантов было более пяти сотен. Но, как вы и сами понимаете, это уже гадание на кофейной гуще.

1

Никто точной статистики не вел, оценки численности (внимание, каламбур!) часто носят весьма оценочный характер. Исключение – зарплатные ведомости (и другие записи о деньгах) настоящая драгоценность для археологов.

Скажу прямо, разобрать войско легшее у чудского озера, по родам войск, крайне затруднительно. Но принимать на веру сообщения о 9 000 тысячах ливонских воинов — не следует.

Надо так же понимать, что город с населением в 5-10 тысяч – крупный мегаполис. Реально крупный. И такой город может выставить гарнизон примерно в 400 человек. И то, только за счет прилегающих селений.

В общем и целом, армии средневековья и древнего мира, постоянно “худеют”. И худеют уже больше ста лет. И продолжают это делать раз за разом. Буквально пару месяцев назад, рассказывая о битве при Креси, я оценивал число наемных французских арбалетчиков в 6000 человек. Но, въедливые историки, перерыв тонны древней бумаги, и излазив старые архивы, с документами на руках доказали, что 6000 арбалетчиков – Франция наняла за несколько лет, и таким образом их просто не могло быть столько же в той битве. Помимо естественной убыли, есть упоминания о несении службы арбалетчиками на других неспокойных границах, в гарнизонах городов, и просто о разрыве контракта со многими ранее нанятыми. На данный момент, современная оценка численности арбалетчиков под Креси – около 2000. Генуэзские арбалетчики похудели в три раза.
И похоже, они далеко не последние.

1163274
Подытожим. Для раннего средневековья и несколько десятков хороших воинов – например команда драккара – уже не малая сила. Как пример – сага об Эгиле Скалагримсоне, который удерживал на троне князя с одним драккаром.

Для междоусобиц армии в несколько сотен человек уже сила. С тремя сотнями можно (теоретически) разграбить не самый мелкий город.

К 14-15 векам государства становятся гораздо крупнее. Тут уже можно говорить о тысячах людей. Например в 1217 армия короля Англии, насчитывающая 400 рыцарей и 347 арбалетчиков, сражалась против армии мятежных баронов, в которой было предположительно 611 рыцарей и 1000 пехотинцев.

Во время Столетней Войны в Европе увидели армии более десяти тысяч человек впервые за очень долгое время. И, постепенно, это становилось привычным делом.

И тем не менее, такие крупные армии – из ряда вон выходящее событие. О столкновениях подобных масс народа и оставалась долгая народная память.

20 000 человек — это настолько огромное число, что в случае необходимости его много можно округлить и до 200 000. Все равно, что первое, что второе число почти невообразимо.

Единственно что к этому можно добавить, что при необходимости долгого похода, армия в 500 рыцарей и 1000 пехотинцев, стремительно разрастается за счет людей, которых бы мы сегодня причислили к воинам разве что с большой натяжкой. Общее количество такой армии, с обозными слугами и прочими сопровождающими (которые, впрочем, могут выполнять функции, например, фуражиров) вполне способно достичь 10 000 человек.

По сути, такие армии представляли собой кочующие коммуны, со всем необходимым для жизни. Как пример  Великая компания и Каталонская дружина — вольное объединение наёмников 1303—1311 гг. во главе с Рожером де Флором. Организована по просьбе византийского императора Андроника II.

В 16-м веке ситуация несколько меняется. Крупные политические объединения вроде Священной Римской Империи, Франции, Руси способны мобилизовать десятки тысяч человек. При благоприятных условиях. Но тем не менее, армии все же не вырастают на порядок.

Битва при Фолкерке 3

Подытожим.

Первое что выясняется при внимательном изучении источников – война в средневековье, это удел профессионалов. Крестьян это резня касается относительно поверхностно. Ну разве что не повезло жить на спорной территории в Столетнюю Войну. И тогда немедленно начинаются волнения, кстати.

Для раннего средневековья и несколько десятков хороших воинов – например команда драккара – уже сила. Как пример – сага об Эгиле Скалагримсоне, который удерживал на троне князя со своими «друзьями».

Для междоусобиц армии в несколько сотен человек уже большая сила. С тремя сотнями можно (теоретически) разграбить не самый мелкий город.

К 14-15 векам государства становятся гораздо крупнее. Тут уже можно говорить о тысячах людей. Например, в 1217 армия короля Англии, насчитывающая 400 рыцарей и 347 арбалетчиков, сражалась против армии мятежных баронов, в которой было предположительно 611 рыцарей и 1000 пехотинцев.

Во время Столетней Войны в Европе увидели армии более десяти тысяч человек впервые за очень долгое время. И, постепенно, это становилось привычным делом.

И тем не менее, такие крупные армии – из ряда вон выходящее событие. О столкновениях подобных масс народа и оставалась долгая народная память.

20 000 человек — это настолько огромное число, что в случае необходимости его много можно слегка округлить до 200 000. Все равно, что первое, что второе число почти невообразимо.

Единственно что к этому можно добавить, что при необходимости долгого похода, армия в 500 рыцарей и 1000 пехотинцев, стремительно разрастается за счет людей, которых бы мы сегодня причислили к воинам разве что с большой натяжкой. Общее количество такой армии, с обозными слугами и прочими сопровождающими (которые, впрочем, могут выполнять функции лёгкой пехоты и фуражиров) вполне способно достичь 10 000 человек.

По сути, такие армии представляли собой кочующие коммуны, со всем необходимым для жизни. Как пример  Великая компания или Каталонская дружина — вольное объединение наёмников 1303—1311 гг. во главе с Рожером де Флором. Организована по просьбе византийского императора Андроника II.

В 16-м веке ситуация несколько меняется. Крупные политические объединения вроде Священной Римской Империи, Франции, Руси способны мобилизовать десятки тысяч человек. При благоприятных условиях. Но тем не менее, армии все же не вырастают на порядок.
Последняя война средневековья (условно, конечно, и по моему личному мнению) это 30-ти летняя война, где, пожалуй в последний раз сойдутся в битве десятки тысяч профессионалов.

После нее начнется быстрый рост численности армий – теперь война стала уделом простых людей.

Мэл

4 комментария

  1. Adevlair

    Добрый день!

    Скажите пожалуйста, откуда инфа про жен/сестер/дочерей, которых в качестве прислуги и даже иногда легкой пехоты (!?), брали с собой немецкие ландскнехты? Это же ахтунг какой-то, всем понятно, чем эта практика закончится и с какой скоростью.

    П.С.
    Что думаете по поводу подобной практики у их швейцарских «друзей» — райслауферов? И других коллег по опасному бизнесу?

    • Картинка профиля vigosan

      Да ничем не кончится. Везде и во всем, всю историю участвовали женщины, или вы думали что они очаг хранили, что ли? )) Кухня, дети, церковь — это позднее и наносное, в то время царствовал здоровый прагматизм. Если женщина воевала хорошо — она могла стать военночальником, и получить дворянство из рук короля, даже в такой твердыне традиционных ценностей как Испания. Гуглить Мария де Эстрада, Каталина Эрасо.

  2. Валерий

    Про ледовое побоище мне понравилась статья «Давно и неправда: Мифы о Ледовом побоище» на tass.ru. Кажется, довольно правдоподобной. С хорошими картинками, жаль сюда не вставить… О численности (в общем 200-400 против наших 400-800) и составе там говорится:

    Объединенные силы ливонского ордена и дерптского епископства:
    — 35-40 тяжеловооруженных рыцарей — тяжелая конница,
    Обычное рыцарское копье
    — 4 комбатанта на 1 рыцаря
    (оруженосец и кнехты) (= 160 чел.),
    — “Чудь без числа” — местные наемники (эсты) — легкая конница.

    Новгородская республика:
    — Княжеская дружина Александра Невского (200-400 чел.),
    — Новгородский городовой полк (около 200 чел.),
    — Войско великого князя Ярослава Всеволодовича под командованием Андрея Ярославича — младшего брата Александра Невского,
    — Псковичи, “присоединившиеся после освобождения города”.

    И мне, как обывателю, было интересно узнать, что была некая Раковорская битва в 1268 году, через 26 лет после ледового. Хотя оно и было заметно крупнее ледового, но я никогда не слышал о нём и ничего не знаю. Странно, не правда ли?

    • Валера

      Обычное рыцарское копьё — 12-14 человек. У русских же вот эти 600 человек тоже были не крестьяне с копьями, а дружина, в которой один человек со всей бронёй весил даже больше, чем типичный ливонский рыцарь. Тем более Русь защищалась, поэтому могли и ополченцев набрать (будем считать, что на дружинника по 10-12 человек = 6000)
      По различным данным у ливонцев и тевтонцев было от 400 до 800 рыцарей (возьмём 400, более реальная = примерно 5000 человек)
      Ледовое побоище не было дракой школа на школу, к этим нескольким тысячам прибавь ополчение, слуг, строителей, обоз. В том же году Тевтонский орден заключил мирный договор с Новгородом, отказавшись от всех своих недавних захватов не только на Руси, но и в Летголе. Также был проведён обмен пленными. Только через 10 лет тевтонцы попытались вновь захватить Псков. То есть битва была одной из решающих в тот момент, не стоит принижать её значимость.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *