Экономика. Просто о сложном.

Строго говоря экономика штука сложная, и вот так в трёх абзацах её рассказать трудно. Но можно попробовать.

 Первое что можно и не знать, так это то, что современная экономика началась после войны, в Скандинавии. Дело в том, что тамошним арийцам не сильно досталось люлей, но неплохо досталось заказов на всякое барахло, и они оказались в изначально выгодных условиях. Маленькое население вынудило к быстрой модернизации производства.

Кончилось всё предсказуемо – люди много работали, и заработали себе на годную старость. Получилось что-то вроде капитализма с человеческим лицом. Именно по этому пути пошли страны сохранившие капиталистические отношения. Не то что бы господам ресурсодержателем улыбалась платить каждому рукожопу деньги, если тот вдруг потерял конечность горбатясь на заводе. Но Союз был рядом, и расслаблять булки не давал.

  С другой стороны, научная мысль не стояла на месте, и высоколобики с финансовым образованием, не все но многие и многие утверждали, что напечатанные деньги на самом деле не так уж и нужны людям с активами, а через бедных их можно просто прокрутить, вытянув теми же активами. И поэтому давать деньги всем — хорошая идея. Конечно, шли к этому долго, и такие знаменитые первопроходцы как Генри Форд доказывали успешность этой стратегии своим личным примером.

То есть он далеко не первый, который начал платить своим рабочим столько, что они могли не только пожрать, как раньше, но и, например, купить себе… Что ни будь более подходящее для респектабельного джентльмена, а не работяги. Автомобиль, например. И, они действительно покупали автомобили первых выпусков – та ещё помесь пафосного дивана и швейной машинки на двух цилиндрах. Однако понты дороже денег. И этим самым Генри расширил себе рынок, и вообще встал с колен.
Поразительные успехи товарища Форда были не первыми, и были бы столь же не значительны, если бы не Вторая Мировая.

Эта война требовала всего, и её заказы измерялись миллионами. И не просто миллионами из цифр на свежеотпечатанной бумаге. Нет, она требовала миллионы тонн стали, угля и продовольствия. Она требовала миллионы снарядов и мин. Миллионы совсем не простых в изготовлении единиц оружия.

Катящийся по Европе «Ад на Колёсах», танковая дивизия США, в 1945, имела в службах тыла только бензовозов столько же, сколько всех машин (боевых и прочих) было в армии США до войны.

И производство это могло сделать.
И могло продолжать производить такими же темпами, были бы заказы. Но после войны спрос значительно сократился. А аппетиты людей владеющих производством — нет. Вот тут на сцену выходит современная экономика «сверх потребления»

Хороший завод, может обеспечит комплектующими, или даже готовыми изделиями миллионы людей в год. Ну ладно, если он делает машины, то сотни тысяч. И этого теоретически достаточно, чтобы одеть, обуть и посадить на машины практически всё население планеты в обозримом будущем. Правда, со всем населением как-то не сложилось, зато Европе свезло. Отталкиваясь от скандинавского опыта, ребята начали планомерную перестройку товароденежных движений, с оглядкой на Советский Союз. А Советы не дремали — бесплатная медицина, образование, дешёвый общественный транспорт — вызов за вызовом обрушивался на и так угрюмые головы западных воротил. И что ужаснее, закладывал сомнения в массы народа. Ситуация была сложной, пришлось действительно накачивать активами простых людей. Был создан «средний класс» буквально на пустом месте. Средний класс ребята, это когда человек на работе получает достаточно чтобы купить дом, машину,  и содержать семью, в которой больше никто не работает. И на служанку тоже хватает.

Но среднего класса, при всём старании, тоже не может быть много. Как то незаметно оказалось, что в бой пошли тонкие знатоки человеческой души – менеджеры по продажам. И был их легион.

Купил машину? Купи жене! Детям! Купил всем? Обнови свою, ей уже десять лет, этой развалюхе! Нет денег на машину? Купи велосипед! Или костюм! Лучше десять, а то как бомж!

Но на это надо было заработать, а людям было как-то лень. Тогда кто то умный сделал настолько ловкий ход конём что я бы поаплодировал ему стоя, если бы он умер – появилось нечто, что я ошибочно называю «дешевые деньги» — возьми кредит и купи дом, машину и десять костюмов, живи сейчас!
Надо сказать что это сохранилось – ипотека в Испании, например 3%.

Вот они, победители по жизни, страны —  гиганты индустрии, накачанные «дешёвыми деньгами», простимулированной экономикой в виде различного рода пособиями. На Аляске тебе платят деньги просто за то, что ты там живешь, и это планируется распространить и по Европе, вернее, планировалось. Рай покупателей, рай продавцов, рай на земле! То есть и не сильно работая, ты можешь себе позволить довольно многое. 

В общем дальше я нарисовал картину эпичного размаха потребления, с резким скачком уровнем жизни, вы увидели и прониклись, поэтому идём дальше.

А дальше начинается то что делает экономику сложной. Сухие цифры – валовый продукт на одно рыло, в такой жопе мира как Фолкленды составляет примерно 50 000 евро. И это при том что в отличии от Лихтенштейна и Швейцарии у них нет миллиардных прибылей от банковских сделок. Это просто покрытый травой клочок земли, местные выращивают овец на шерсть, ловят рыбу, и… и… и всё. Чисто поржать, для сравнения, лучший показатель для Европы, в Германии 37 000, в России мне лень искать, но я уверен совсем совсем не мало. Другими словами, полудикие овцепастухи и рыбаки живут не хуже чем в монако, а что ещё ужасней, благодаря распределению доходов они реально богаты. На слегка поросшей травой скале в океане, недалеко от южного полюса.

 Дело в том, чт оэтого не может быть. Фолкленды далеко и неудобно расположены, их экспорт вроде как неэффективен, у них всё просто очень плохо с банками и прочими финансовыми институтами, но живут они объективно хорошо. Но это вроде как, с экономической точки зрения, невозможно. В первом приближении. А дальше начинается сложная экономика. Рассказ о ней можно начать со слов «Интенсионал имплицирует одно из возможных решений» — но эту муру Вы и по телеку посмотрите. Там люди умнее меня сидят. Но как вы наверно уже почувствовали, тут где-то кроется обман. И обман этот ловко прячут в красивую обёртку, ещё и продают всем в мире за дорого. Начиная разгребать весь этот ил благополучия, внезапно выясняется странное, и чем дальше, тем больше. Есть неуловимо забавное в том, что в отличии от фундаментальной науки, господа экономисты, хотя и получают учёные степени по изучению Большой Экономической Теории, совсем не пытаются её доказать. То есть, в управлении мировой финансовой системой, люди руководствуются, в основном, личным и заимствованным опытом. Нет четкого, как у физиков или математиков, понимания происходящих процессов. Наука экономика на уровне медицины на заре своего становления, с кровопусканием, свинцовыми пилюлями и запретом на мытьё. Я боюсь оказаться в роли диванного эксперта, но всё же рискну предположить, что всё это от того, что есть определённый круг людей, или даже интересов, объединяющих в себе людей, которые в состоянии оказать на экономику сильное, если не сказать абсолютное, влияние. Поэтому с экономикой всё и немного провисает. Если у вас падает мощность тока в квартире, или двигателя в машине — вы в принципе знаете что сделать, руководствуясь здравым смыслом и элементарными познаниями в физике. если у вас в огромной стране со всей таблицей Менделеева в недрах и передовой наукой, ВВП меньше чем у овцепасов и рыбаков — Вы просто… Ну… Что там делали другие в такой ситуации?

Нет, на Экономическую Теорию не надо наезжать — там есть что поизучать, Первая и Вторая Промышленные революции, например. История денег и банков. но если в математике, если ты реально задр… эрудит, то ты можешь стать Перельманом, и оставить о себе память, выродив математическое описание формы вселенной. Это вроде бы тоже не можно пощупать руками., но по идее, однажды можно с помощью этого рассчитать прыжок в гиперпространстве. Но если ты экономист – признание тебе конечно светит, и деньги, и степени, и вдумчивые научные труды – это прекрасно. Вот только со стройными теориями, способными если не упорядочить, то хотя бы внятно объяснить некоторые явления, как-то не сложилось. То есть объяснить то что уже произошло все могут, а как в фундаментальной науке, на стадии выпивания с коллегами предсказать что будет если случится то что ещё никогда никто не видел – с этим плохо.

  Поэтому когда на сцену вышел некий Нуриель Рубини и начал разглагольствовать о кризисах, не просто с датами, а с условиями и прогнозами, да ещё так уверенно как какой-то нищий физик о предсказывающий бозон Хигса — он вызвал недоумение. Так не ведут себя профессиональные экономисты. 

  В общем Нуриеля подняли на смех, он даже удостоился пары приглашений в развлекательные шоу, где играл роль сумашедшего пророка, со своими мрачными пророчествами о конце мира, такого каким мы его знаем. Особенно отличились в его высмеивании знаменитые экономические эксперты.

Как вы уже догадываетесь этот смешной и грустный человечек оказался:

1 Прав (естественно не во всём)

2 Руководствуется экономической теорией которой сто лет, и она вроде как вполне академична. Но о ней немного… Ну подзабыли, поскольку она имеет скорее фундаментальное значение, и прикладывать её к современному рынку было как-то… Моветон.

Ну и самое смешное, что всё написанное в этом посте уже и не важно, так как единственная экономическая теория которая смогла предсказать происходящие сейчас процессы, постулирует то, что теперь современной финансовой системе пришёл конец. Добро пожаловать в эпоху перемен, скоро мы увидим что-то новое. Но об этом в другой раз.

 

One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *