Феодальная знать. Начало. Часть 2.

Отношение к истории человечества, у людей слишком легкое. Даже сейчас, читая пост о феодалах, вы относитесь к ним как некоторым забавным реликтам, этаким динозаврам. Они может и поражают воображение, но остались в прошлом, на картинках немного скучных книг.

Это не так. Трудно сказать точнее, (с высокой долей вероятности, логично утверждать, нет опровергающих данных – и другие слова которые так любят историки), но примерно 5000 лет люди не менялись. И физически, и психологически. Мы объективно понимаем мотивацию героев Гомера, отдаём отчет почему дорого стоили украшения и приправы –люди, жившие в глубокой древности, точно те же, что живут сейчас. Это мы. Конечно, отождествлять себя с мушкетером короля (который кстати типичный поздний феодал) было бы странно, для нормального человека. Особенно учитывая сложившиеся стереотипы культуры. Но правда состоит в том, что мушкетер короля не волшебное чудовище, таящееся в пыльных страницах старых книг. Это реальность. Конечно, сейчас он не носит длиннополые шляпы – он выделяет свой статус другой, более современной одеждой. Он не будет смешно кричать «каналья, тысяча чертей» — он скорее прорычит что ни будь вроде «зарэжу». Но в сути своей это тот же человек. В начале романа «Три Мушкетера», Дюма очень интересно описал своего героя, Д’Артаньяна. Всем помнится, что это был веселый и преданный друзьям парень, напрочь забывая, что он пытался убить человека за то, что тот выразил ему не достаточно почтения. По мнению самого д’Артаньяна, конечно. А мерзкая быдлота с дубинками, избившая молодого героя – вообще была бы пущена под нож походя, если бы не сумела защититься. Простые люди, окружавшие героев Дюма – декорация, не имеющая права носить оружие. Единственные люди, не относящиеся к сословию, но с именами и даже кое какими чувствами – слуги, особо приближённые к лицам с благородным происхождением. Все эти тысячи и тысячи людей вокруг – просто те, кто должен работать на Д’Артаньяна и других персон его статуса.
Без права голоса. Без права собственности. До позднего средневековья — без права на защиту.

serfs

И в отличие от лихого киношного мушкетера, те реальные люди, которые живут вокруг нас, совсем не вызывают умиления. А понимание того, что отделяет их от полного утверждения своей власти и может дать история.

Многие скажут, что феодализм — невозможен, в наше время. И будут абсолютно правы. История никогда не повторяется. Но любит повторять. Поэтому если произойдет нечто похожее, то это назовут неофеодализмом(может технофеодализмом, а скорее всего как-то иначе), ловко обходя таким образом отличия, и подчеркивая сходство. Последние феодальные отношения были отменены ещё в прошлом веке, да и то это были скорее традиции, пережитки. пока говорить об этом всерьёз сложно, но да, кое какие предпосылки есть.
vs7QpS66a2Y

Пожалуй, последним епископатом, полноценным рудиментом средних веков со всеми атрибутами – не подконтрольность государственным законам, свободная экономика, абсолютное повиновение рабов-крепостных, собственная армия – можно назвать колонию Дигнидат. Строго говоря её «епископа» отлучили от церкви, да и вообще принято называть это образование тоталитарной сектой. Но, с точки зрения типичного примера функционирования закрытых феодальных обществ, причем примера поближе к нашему времени, она практически идеальна. Колония Дигнидат стоит отдельного поста, поэтому я не буду распыляться мыслью по клавиатуре, главное что нужно сказать, это то что она все ещё существует. Хотя её престарелого основателя и посадили в тюрьму в 2000-м, само неофеодальное образование оказалось великолепным инструментом. Экономически успешным. У них даже флот был, и оружейный заводик. И по меньшей мере один танк за амбаром прикопан.

c81886ce2aec558b23eb8382ea15b9ed_2012_05_14t071352z_998005446_gm1e85e16cl01_rtrmadp_3_germany_chile_sect

Благодаря выдающемся усилиям Пауля Шефера (который мог бы стать в передний ряд почетного строя самых успешных менеджеров всех времен, если бы не легкий флер гомопедофилиии, окутывающий все его дела) на сегодняшний день можно считать доказанным что труд рабов, на данном этапе развития общества, весьма выгоден. А значит, попытка эту выгоду реализовать – лишь вопрос времени.

Именно поэтому я рассусоливаю причины возникновения феодализма. Это вряд ли как то нам поможет, когда в дверь постучится очередной мушкетер короля, желая забрать себе то что посчитает нужным, ибо таков порядок Божий и мирской. А может, это все же поможет если не предотвратить подобный сценарий, то хотя бы распознать признаки и избежать последствий. Но об этом, подробнее мы побеседуем в заключительном посте.

Возникновение феодализма, пишут умные люди, обусловлено тремя вещами. В различный вариациях это экономика, политика и возможности производства (простите мне этот убогий термин, но да я не академик, мне можно).

Строго говоря этими понятиями можно объяснить появление всего, от рабства негров до айфона. Пара абзацев что бы понимать яснее.

Политика – строго говоря, в нашем конкретном случае, тут подразумевается коррупция. Я уже рассмотрел это подробнее в предыдущем посте. Но коррупция сама по себе – это лишь самая частая причина крушения государственного аппарата, не важно, что это — демократия античности, или Советский Союз.

Экономика – та самая выгода. Как только людей становиться действительно выгодно использовать как рабов, это немедленно начинает происходить. Самой силой вещей, как сказали бы Древние Римляне.

Возможности производства – несколько расплывчатое понятие, возможно потому что придумано мной. В истории человечества множество производственных революций. Самые известные – номерные, новейшего времени. Но есть такие о которых мы мало знаем, хотя они буквально перевернули мир, перекроив его – например так называемая «Бобовая революция», или революция, произведённая в распределении пахотных земель «тяжелым» плугом, без которого, кстати, славяне так бы и не смогли заселить обширные пространства на востоке, и т.д. и т.п.

images

Относительно феодализма – в данный конкретный момент лихих девятисотых, сложилась ситуация, когда вооружение можно было поддерживать в рабочем состоянии усилиями одного-двух, не сказать, что прямо сильно образованных специалистов. Парадоксально, в отличии от античности, технология производства резко упростилась. В первую очередь сама технология выплавки железа оказалась не такой сложной как выплавка бронзы. Во вторую очередь – ковка металла автоматически подразумевала децентрализацию производства. И если в варварские языческие времена оружие и инструменты выплавлялись строго централизованно, большими партиями (сразу на легион в Риме, или крупными партиями для городов в Греции) что резко укрепляло и вертикаль власти, то в просвещённом 10-м веке, какой никакой топор мог сковать практически любой кузнец. Или поправить шлем или кольчугу, даже если сделаны они были далеко. Одновременно с этим, в отличии от бронзы, железо оказалась довольно демократичным металлом. Его было много (месторождений, я имею в виду), и сравнительно легко добыть (в сравнении с выплавкой бронзы конечно). Разумеется металл уже давно был атрибутом воина, но только сейчас получилось так что тяжело вооружиться за свой счёт, мог не только вождь крупного рода, или кучка племенной знати, но просто достаточно состоятельный человек. Но, в отличии от античности, мир был огромен. Больше никто не мыслил категориями полисов. В умах и сердцах средиземноморского населения Римская Империя все ещё существовала. Просто приболела немного.

На картинке чудом дошедшая до нас фотография IIX века, где можно рассмотреть шлем скандинава. Это Вендельский период — пройдёт всего сто лет и такие произведения исскуства практически полностью исчезнут, уступив место простому и функциональному «ширпотребу». Железо начало победное шествие по планете.

Ul3jtFx4q2E

  Ещё сравнительно недавно каждое изделие из металла — произведение искусства, только для особо выдающихся людей. Это не как не массовая штамповка касок для легионеров. Медленно но верно, технологии до развивались до того, позволили что называется на коленке, собрать девайс, ранее доступный только крупным государственным институтам или выдающимся производственным и научным центрам. Нередкий экономист в своих интервью обратит внимание что нечто подобное происходит и сейчас. Если Императоры России в позапрошлом веке создавали оружейные заводы мучительно долго, годами, то сейчас начать производство, например, стрелкового вооружения неожиданно легко (Узи в Израиле, Борц в Чечне). Конечно, до независимости средневековых кузнецов таким производствам ещё далеко, но тенденция есть. В повседневности с такой продукцией децентрализованного производства чаще сталкиваются автолюбители. Часто немецкую заводскую деталь просто не отличишь от китайской кустарной поделки.

Претендуя на высшую ступень диванной академистики, я добавлю, что необходимым условием возникновения феодализма как такового, является профессионализм солдат. Понятие профессионализм тут буквальное, то есть человек действительно профессионально занимается войной, и это напрямую влияет на его благосостояние.

В защиту своего утверждения я вырожу следующий пост.

One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *