Швейцария. Рождение легенды.

Мы оставили горцев грабить еще теплые трупы на поле битвы у горы Мортен. Это было досадное, неожиданное поражение Австрийцев, сильно подкосившее Австрию. Но значимым для истории оно станет горазда позже. Для современников эта новсть хоть и была поразительна, но мало отличалась от других им подобных – Креси, Фландрия… Но о нем еще вспомнят, когда будут появляться удивительные примеры ужаса, который швейцарцы вселяют в своих врагов. Есть задокументированные случаи того как швейцарцы выигрывали сражения буквально одним своим появлением на поле боя.

47.4554.ludwig-vogel-die-eidgenossen-bei-der-leiche-winkelrieds

Но пока их репутация еще не начала работать на них. Поплевав на мозолистые лапки, они взяли на плечо алебарды, и отправились работать на неё.

Швейцарцы все еще оставались относительно бедными (скорее применительно к нашему времени, все кто смог поживиться хоть наполовину разграбленной обозной телегой, практически миллионер по тем временам) горцами, и в общем после того как они отбились от австрийцев, их никто не трогал.
Зато трогали они. Развернув самый масштабный грабительский террор окрестных земель за всю историю, они словно сухопутные пираты, делая ставку на скорость своих ног возникали огромной толпой в несколько сотен, грабили, жгли, убивали. А потом так же стремительно скрывались. Для того чтобы собрать рыцарское знамя в сотню всадников, требовалось посадить в седло всех феодалов одного мелкого графства. А это крайне маловероятно, учитывая особенности сословного характера феодалов. А уж сделать это быстро – просто не возможно. Феодалы отсиживались в замках, которые швейцарцы даже не пытались брать, горожане сидели за стенами городов, и даже симпатизировали горцам, а страдали, как обычно, самые бедные.

Дальше стало хуже. Швейцария, словно безобразный лишай на политической карте Европы, начала разрастаться.

47.4554.territoriale-entwicklung-ch

Хотя лицо Европы и так не выглядело особенно хорошо – веселыми веснушками по ней рассыпались 20 000 лепрозориев, и мягкими тенями залегли пораженные бесконечной войной области в Австрии, Баварии, Франции, Италии… Я устану перечислять раньше, чем дойду до середины.

Лет через 15 через резни австрийцев под горой, к союзу первых трех кантонов присоединился город Люцерн, что честно говоря хамство, поскольку городок был честно куплен Габсбургами уже лет сорок назад.

Из-за этого опять назрел конфликт, который так и не разрешился. Люцерняне и остальные горцы не без размаха резали «мятежников» на своей территории, придавая своему «вечному» союзу политическое единообразие. Габсбурги отвечали интригами.

В 1351 году имперский город Цюрих послал своего сюзерена вместе с его налогами. Габсбурги всерьез обиделись, и решили наказать распаявшуюся чернь. Ввиду новых вводных, вроде предстоявшей ему войны с Австрией, Цюрих реактивно вступил в «вечный союз» с тремя первоначальными кантонами, причём выговорил себе сепаратные права.
Война таки случилась. Я не могу ничего утверждать точно, источников мало, и они слишком предвзяты, но результат не вызывает сомнений. Союзники мало того, что отстояли Цюрих, так еще завоевали австрийские владения Гларус и Цуг, но предпочли приобрести их поддержку, приняв их в свой союз на равных началах. Если вам интересно, это 1352.

В 1353 году имперский город Берн присоединился к союзникам. Все плакали и обнимались.

На иллюстрации пехотинец из Берна, под флагом своего города.
7615879

Вообще эти события прекрасно описывают тот Содом и Гоморру, творящуюся в государстве Габсбургов на этот момент. Итак, наконец то переходим к резне.

Первое, относительно хорошо описанное сражение! Битва при Лаупене. Год 1339

Битва при Лаупене

Стороны;

Будьте внимательны, не запутайтесь:

Итак с одной стороны;

Австрийский Имперский Город Берн.

Против него выступил:
Австрийский, но более Имперский город Фрайбург.

Вот это поворот, скажите вы, и будете абсолютно правы.
Что они там не поделили – я если честно не углублялся, но сам факт яростной схватки двух соседних городов, принадлежащих к одному государству – вещь чертовски забавная сама по себе.

Отличались они союзниками. За Берн были отмороженные напрочь горцы из трех первых союзных кантонов, и несколько благородных семейств.
Ну а за Фрайбург вписались город Золотурн, и нескольких графских родов в Бернском Оберланде.

В девяти случаях из десяти в пафосном вступлении к описанию битвы, историки распространяются о том, что вот мол, впервые с римского времени (!) пехота в поле, наконец то наваляла феодальной знати, и т.д. и т.п. Во-первых, то же Креси случилось уже довольно давно. Во-вторых – и с той, и с другой стороны была феодальная знать. Да и вообще никакого отношения эта битва, к Австрийско – Швейцарским войнам не имеет.
В общем ребята зарубились из-за бабла.

Битва была скоротечна, и яростна. Городская пехтура обоих армий выстроилась «фалангой», причем поделились по местностям.
Коварные враги Берна, реализовали свое преимущество в коннице, и обойдя с фланга, а потом и разбив феодальную знать поддерживающую Бернцев, попыталась воткнуть последним свое длинное рыцарское копье в тыл. У них все получилось. Но Бернцы, с криками «Нас и не таким тыкали», не только не побежали, но и напротив, опрокинули Фрайбургских и Золотурнских.
В процессе всего этого, вызывающие острую неприязнь горцы не стояли без дела, а стояли насмерть. Против них выступили многочисленные пограбленные ранее, наемники и просто желающие славы. Под яростными атаками тяжёлой кавалерии, обстрелом из арбалетов и потоками общественного порицания горцы смогли устоять на флангах, обеспечив тем самым победу Берну. А когда Бернцы вернулись на исходные, ребята на конях плюнули и уехали спокойным шагом, что не помешало Бернцам объявить себя спасителями своих союзников-горцев.
Я совершенно серьезно, Бернцы до сих пор очень гордятся что не бросили в 1339 году своих союзников.
Масштабы битвы похоже сильно раздуты швейцарскими источниками. Уместно говорить о паре тысяч с каждой из сторон, и несколько сотнях из собственно изначальных горных кантонов.

Но именно в таких, толи мелких битвах, то ли крупных стычках, ковался характер швейцарцев.

Благодаря постоянным учениям на местности (пришел, пограбил, убежал) Швейцария располагала многочисленными боевыми группами (сотнями), спаянными и сыгранными. А самое главное – легкими на подъем.

italy_1380

Будучи своеобразной Тортугой в Альпах, Швейцария медленно поглощала земли вокруг себя, при этом действуя с поразительной прозорливостью. Например, когда первые три кантона завоевали австрийские владения Гларус и Цуг, то предпочли приобрести их поддержку, приняв их в свой союз на равных началах (1352), что фактически обеспечило их преданность союзу.

Хуже всего для соседей тихой Швейцарии было то, что туда потянулся весь криминальный элемент со всей Европы. Даже на фоне непрекращающихся междусобойчиков в Австрийской Империи, огненные вечеринки Швейцарцов, помноженные на их не торопливые, но основательные территориальные приобретения, были очень уж неприличны.

Разумеется, долго так продолжаться не могло.

У Австрийцев нарисовался Леопольд.

Не тот который чуть не прикорнул под горой Моргартен, а другой. Человеком он был деятельном, и мог бы дослужиться до почетного звания «Великий», не оборвись трагично его карьера на самом интересном месте. В общем наведя железной рукой порядок в Империи, и даже скруглив границы в свою пользу, герцог Леопольд наконец сподобился на войну со Швейцарией. Австрия, конечно была не та. Армия герцога насчитывала всего около 4000 всадников (рыцарюг, логично думать, раз в пять меньше) и вполовину меньше пехоты.

Прямо по заветам Цезаря, пытаясь бить внезапно, герцог обрушился на ничего не подозревающих горцев. Так утверждают швейцарские историки. Тем временем ничего не подозревающие горцы успели овладеть несколькими австрийскими городами, в том числе Земпахом (в нынешнем кантоне Люцерн). Сюда то и подоспел герцог Леопольд III; произошла битва при Земпахе.

Битва при Земпахе

Это очень мифологизированная битва. Фактически, швейцарцы строят на ней свою идентичность. По значению она сравнима с Куликовской для нас.
Поэтому я дам осторожную выжимку.

Земпахское было сражением, где обе армии сошлись, не имея времени развернуться. Однако в данном случае инициативу проявил герцог Леопольд. Он шел в обычном походном порядке с отрядом, в котором, возможно, насчитывалось менее полутора тысяч тяжеловооруженных всадников (всего, я напомню в его армии было 3 – 4 тысячи всадников и до 2 тысяч пехотинцев).

Обнаружив швейцарцев, Леопольд спешил часть рыцарей, очевидно исходя из соображений, что применение тактики противника, да еще с превосходящими в мощи закованными в доспехи рыцарями и другими тяжеловооруженными конниками, должно оказаться решающим фактором. Остальные рыцари остались на конях для завершающего удара, когда швейцарцы будут сломлены. В последовавшей схватке рыцари почти одолели люцернцев; имперцы, по всей видимости, были уверены в победе, когда к месту сражения подошла главная баталия швейцарцев. Большая часть рыцарей оказалась между двумя швейцарскими баталиями…

Все попавшие в ловушку рыцари (до 2 тысяч), в том числе и Леопольд, были истреблены.

С этого момента швейцарцы становятся известны в центральной средневековой Европе. То есть – практически мифическими существами.

swiss4

Их неотъемлемые качестве – безудержная ярость, презрение к смерти, абсолютная жестокость. Да, чуть не забыл —  сверхъестественная сила (от дьявола) и поразительная живучесть (не знаю от кого), благодаря которым, собственно они и побеждают.

Что же происходит на самом деле?

Есть два удивительных факта.

Первый, и самый важный — швейцарцы держат удар тяжелой конницы в поле. Благодаря пикам и высокому боевому духу, надо полагать.

Второй, который и обеспечил швейцарцам пугающее преимущество. Сейчас я скажу, приготовьтесь. Вы можете непроизвольно негодующе закричать, но поверьте, я не вру. Дело в том, что швейцарцы слушались своих командиров.

Немыслимое дело, но по всему видать — это правда.

7615890

С другой стороны, часто отмечается, что внимание к тактике признак любителя. Профессионал определяется по пристальному взгляду, упертому в карту.

Обернемся и в этом направлении. Действительно, практически всегда именно швейцарцы выбирают место и время битвы. Очень подвижные (как войско) баталии швейцарцев постоянно застают врасплох войска врага. Это объясняется средневековыми источниками отсутствием у швейцарцев доспехов. Есть описание битвы при Земпахе, где сами швейцарцы похваляются этим, типа это их выбор, поэтому такие быстрые. Просто привязали к левой руке деревяшку или вязанку хвороста, и в бой.

Я уже говорил – Земпахское сражение сильно мифологизировано, поэтому относиться к его описанию надо осторожно. Вкратце, посыл швейцарцев, при описании этого сражения:

Можете греметь своими доспехами и бить в щиты, но чистый гулкий звон наших стальных яиц затопит ваши уши предвестником конца.

Да, там половина источников в белых стихах остальные вообще песни.

А если серьезно, преимущество в организации и логистике позволяет швейцарцам быстро и в нужном месте собрать просто огромную толпу народа. И этот народ не из тех, который легко умирает.

220px-Tuchins_bataille

Но и за порубанных рыцарюг есть что сказать.

Первое – они все еще на коне, особенно когда без коня.

Я имею в виду что при том же Земпахе, имея нормального и авторитетного командира, феодалы почти победили. Леопольд был выдающимся командиром, имел авторитет, и феодалов держал в кулаке.

Это видно хотя бы по его действиям – несмотря на то что швейцарцы застали его армию врасплох Леопольд успел построиться. Как я уже описывал в историях о англичанах и шотландцах, построиться загодя, перед битвой, и не сходить с места – фактически единственный шанс избежать хаоса в битве. У него видимо были дальние дозоры, потому что за 15-20 минут через которые появившиеся в поле прямой видимости баталия швейцарцев ударит в растянувшееся на марше войско, построить рыцарское ополчение просто не реально. Не важно как, но он смог. Принял удар швейцарцев на спешенную фалангу из рыцарей. И рыцарюги начали медленно, трудно, но перемалывать горцев. Может не прямо уж как мясорубка, но то что перемалывали – точно, это подтверждают и швейцарские источники.

Проблема и беда Леопольда была не в качестве рыцарей как бойцов, а в их классовой принадлежности.
В баталии швейцарцев ты дрался за себя и своих друзей, свой кантон, свой союз. И за нормальную долю в добыче. Вокруг тебя братья, и не только по оружию, но и вполне вероятно по крови. Да и другие родственники.

images (1)

А если ты рыцарь, то чем ты выше в иерархии, тем больше от тебя проблем. Стоишь ты такой барон Глухой Дыры, с отрядом в пять копий (пять рыцарей с вооруженными слугами), всего человек двадцать. Справа от тебя барон Другой Дыры, который у твоего деда отжал рощу на южном берегу речки Вонючки. Чуть дальше стоит барон Еще Дыры, который в том году увел у тебя стадо. А вон барон Речки Вонючки, который с тобой не граничит, но его племянник убил твоего дядю, когда воевал за англичан против французов. А слева вообще барон Богатой Дыры, аж с десятью копьями за спиной. Эта мразь, пока ты был в крестовом походе, вообще разграбил твой замок и изнасиловал жену и дочь. И ты, вполне ожидаемо, намереваешься воткнуть ему клевец в затылок при первой же возможности.

Трудности житейские, в среде агрессивных психопатов, стремящихся к насилию, очень быстро выливаются в многочисленные кровавые раны присутствующих.

Удержать эту орочью ватагу в некоем подобии армии – задача не тривиальная.

Разумеется, о массовых учениях и речи быть не может. Поэтому появление баталии швейцарцев с неожиданной стороны фактически обрекало феодальную армию, не способную к маневру, на разгром.

работа в радость

Но все это маловато для легенды. Для легенды нужно беспримерный пример мужского мужества и непривзойденной прейвзойденности.

Тут то и подвезли битву при Нефельсе.
9 апреля
 1388 года

s_sempach_2

Это случилось через полтора года после Земпаха. К 1388 (почти, почти) швейцарцы, а если точнее, безобразно разросшийся союз городов и горцев, выбил местных благородных сеньоров из города Гларус. Откровенно говоря, это было похоже на освобождение от ига. Гларусцы радовались -самоуправление, демократия, все дела. Но делали это осторожно, платя дань кому нужно, и сильно не отсвечивая громкими заявлениями. Уже в следующем году, войска Гларуса уничтожили крепость Виндегг (нем. Windegg). Только после этого, 11 марта 1387 года, городской совет объявил Гларус независимым от контроля Габсбургов.

И опять австрийцы, слегка оправившись после Земпаха, решили все же пояснить за феодализм.

Они опять собрали армию (ну, конечно это уже была не та что прежде), и попытались наказать горожан Гларуса.

Любопытно, что тот успешно защищался, но был вынужден отступить перед превосходящими силами противника. На стороне швейцарцев были только местный гарнизон Гларуса (ок. 400 человек) и отряды в несколько десятков солдат из немецких районов Ури и Швица. Собственно, тех самых коренных горцев.

Швейцарцы отступили в близлежащие холмы (высоты Раухберг). Скатывая большие камни, они расстроили походные ряды австрийцев. Видя оказываемое сопротивление, австрийские солдаты в большинстве своём принялись грабить и разорять близлежащие деревни и фермы, от чего армия рассредоточилась. То есть тупо разбрелись грабить, насиловать и молиться. Это ж средневековье, все поголовно набожные христиане.

К вечеру начался снегопад и опустился туман. Воспользовавшись погодой, швейцарцы напали на дезорганизованных австрийцев. После короткого боя, разрозненные австрийцы обратились в бегство по направлению к Везену. Неорганизованное отступление привело к обрушению моста через Мааг (англ. Maag или Линс (нем. Linth), от чего немалая часть австрийцев оказались в воде, где многие утонули.

В результате сражения в армии Гларуса и конфедерации насчитывалось около 54 убитых, которые были захоронены в приходской церкви Моллиса. Потери армии Габсбургов не столь хорошо известны, и разнятся от нескольких сотен до 1700 убитых (иногда даже 80 рыцарей и 2200 солдат).

Как видите, убер солдаты на лицо. То, что фактически это одни австрийцы, а конкретно горожане Гларуса, вырезали других австрийцев, в основном наемников, попутно зарубив кучку рыцарей – уже никого не волновало.
Легенда о непобедимых швейцарцах, разгоняющих орды рыцарей ударами могучих алебард, начала жить.

Но самые яркие страницы истории швейцарской пехоты все еще впереди.

До следующего раза)

котелок

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *