Викинги 3. Тёмная Галера

LogoClanVentrueVA

Виолла Алкина Каймиль стояла, судорожно вцепившись в борт галеры. На её бледном красивом лице, темнели узоры татуировки, покрывающие вязью ей лоб и опускающиеся по вискам на скулы. Знающему человеку эти узоры могли бы сказать многое. В этих изысканных линиях навсегда отразились сложные достижения и глубина познаний Алкины в страшной и опасной науке. Науке о смерти. Знающий человек, сопоставив их с довольно молодым возрастом  некромантки, мог бы сделать правильные выводы. Виолла Алкина была в начале пути к блестящему будущему, а значит с ней надо быть предупредительным и обходительным. Как впрочем, со всеми людьми её круга. Но знающих людей рядом с  Алкиной в этот момент не было.

Алкина 5

Алкина тяжело вздохнула, проведя пальцами по своим начинающим отрастать волосам. Омерзительное чувство. Она любила, когда её голова была чисто выбрита, и даже имела в своём доме служанку, которая занималась только бритьём госпожи. Вспомнив о своём доме, вернее о семейном гнезде семьи Каймиль, Алкина вздохнула ещё раз. Сегодня всё пошло не так с самого утра. Любимая служанка заболела, да к тому же Алкине пришлось встать слишком рано. Сегодня она должна была присутствовать на испытаниях галеры. А сейчас наверняка в их поместье вернулся отец и теперь волнуется за неё. Виолле Алкине отчаянно захотелось домой. Чувство было таким сильным, что Алкина даже охнула. Чувства вообще были слегка неприличны для некроманта, а уж такие сильные тем более. Но Алкина всё еще, хоть и нечасто, давала волю своим слабостям.

— С Вами всё в порядке, виолла? – пробормотал тут же подскочивший домашний слуга. Она взяла пару штук с собой утром, когда шла в порт. Они бывали полезны. Имени этих двух она не знала, но их лица были знакомы ей чуть ли не с детства. Как и все домовые слуги, этот был заносчив и дерзок. Хотя фамильярное обращение от слуг к господину  только по титулу в семье Каймил было обычным, Алкине захотелось наказать этого наглеца. Может даже покалечить. Но она взяла в себя в руки, привычно подавив чувства. Мастер смерти безучастен к миру, не уставали повторять её наставники.

xuqQu

— Виолла, Вы что-то почувствовали? –  Снова недопустимая фамильярность! Это уже Строк, капитан. Хотя какой он капитан. Жалкий мужлан из грязных крестьян. Алкина медленно, как она отрабатывала дома, повернулась к нему. Затем посмотрела в сторону, потом на доски палубы, и наконец резко подняла глаза поймав взгляд Строка. Алкея планировала ожечь капитана взглядом своих глаз, что бы он застыл словно замерзший. Это отлично срабатывало со слугами в фамильном имении, и Алкина отчаянно гордилась этим навыком, уничтожать лишь взглядом, без слов.

— Ну же, не молчите!- если Строк и почувствовал что-то, то по нему самому этого видно не было. Алкина перестала пялиться на его безобразное лицо, покрытое неряшливой щетиной. Холодно ответила:

— Нет! – вновь отвернулась к борту. Она услышала как кто-то хмыкнул. Может сам капитан, может кто-то из его матросов. Она прикрыла глаза и попыталась понять почему она сейчас тут.

Каждый пятый месяц года, её родной город выставлял одну тёмную галеру для Ковенанта. Собственно, это был долг её семьи, Каймиль. Но семья Каймиль, которой, если говорить начистоту, и принадлежал город, всякими мелкими деталями себя не утруждала. Поэтому оснастка и постройка корабля лежала на плечах городских старшин. Но только Каймиль могли сделать обычную галеру «тёмной».

TnBXdThpuII

Сорок шесть скрипящих зубами костяков, которые двигали вёсла боевого корабля, что предназначался Ковенанту – вот вклад Каймиль во исполнение древнего договора.
Ковенант давно вырос из того шаткого полуфинансового, полувоенного союза тёмных магов что был в начале. Единая валюта, строгая иерархия чиновников, отбор и обучение всех кто обладает хоть малой частичкой тёмного дара. Но заклясть останки преступников, стариков или просто случайных неудачников, на единый ритм и придать им сноровку опытных гребцов – задача не простая. Тут требуется искусство, приёмы отточенные поколениями, и бережно хранимые семейные секреты. И именно Алкина в семье Каймиль достигла в этом высот. Что не удивительно. Начиная с двенадцати лет, как только Тёмный дар начал давать бархатные ростки тьмы в её душе, она помогала в этом старшим. Последние два года и вовсе справлялась с платой Ковенанту в одиночку. А Ковенант некромантов не тот клиент, требованиями которого можно пренебречь.  Но она справлялась. Её заслуги признали, и она получила звание мастера, прыгнув через две ступени иерархии. Вполне заслуженно, если конечно учитывать заслуги её семьи в целом.

TbUp0bmb_uc
Поэтому, сегодня, по традиции, мастер семьи Каймиль, как уже почти сотню лет, лично присутствовала на финальных испытаниях нового корабля. Эти испытания могли затянуться, особенно если внезапно вскрывались сложности.
Сложные манёвры, простукивание на барабане всех команд, проверка максимальной скорости…

Рутина. Алкина была уверена в своей работе, и поднятые ей костяки справлялись отлично. Проверяющих – Строка и Кай Лайна – не устраивали канаты, прочность борта, что-то там ещё. Но к движущей силе корабля они претензий не выказывали. И потому Алкина отчаянно скучала.
Сигнал пришёл как избавление. Где-то, не так далеко, от силы в нескольких часах ниже по течению Великой Реки был убит Служитель Мора.
Как не стыдно в этом признаться, но Алкина не поняла что за отчаянный крик раздался в её голове. Крик не голосом, а самими чувствами. Она стояла растерянная, когда Кай Лайн, повернувшись к ней, соблюдя протокол, склонился в поклоне.

— Говори – почти на автомате сказала она.

— Вы почувствовали это госпожа? – она молчала, сохраняя на лице надменную невозмутимость,  слегка кивнула. Кай Лайн повернулся к капитану, и словно копируя надменную гримасу виоллы Алкины, процедил:

— Капитан Старк, ниже по реке, погиб наш собрат. Я уверен, мне приходилось слышать такое раньше. И снова посмотрел на Алкину. И как показалось тогда, темнейшей Виолле Алкине из семьи Камиль, посмотрел этот грязный крестьянин без должного уважения.

Тут можно было сделать несколько вещей. Сойти на берег и предоставить людям Ковенанта выяснять причину подобного. Можно было отправиться туда и выяснить всё на месте. И можно было дождаться брата или отца и предоставить решение им.
Алкина в любой другом случае сделала бы последнее. Но прямо сейчас, ей казалось что Кай Лайн заподозрил её в нерешительности. А может она действительно почувствовала себя уязвлённой тем что Кай Лайн знает что то, чего не знает она. А может она просто вспылила. Но она осталась на корабле, когда капитан решил что немедленно отправиться к месту проишествия.

Кай Лайн, молодой некромант Ковенанта, выпускник одной из школ, словно крестьянин, которого его господин загнал в армию, способный проявить свою силу лишь в нескольких боевых проклятьях, посмел посмотреть на неё так, словно сомневался в её превосходстве.
Она, Виолла Алкина Каймиль, владеющая темной и страшной всепожирающей силой смерти, так как может владеть художник кистью, как может владеть великий певец голосом, возведя саму смерть в искусство! Но да, ей не приходилось слышать эфирный крик умирающего мага. И что с того?! Этот грязный, жалкий сын деревенского дурачка и свинопаски…

Пока Алкина развлекала себя такими мыслями, изредка вымещая злобу на своих слугах и матросах Ковенанта, к счастью для них без применения своего дара, Кай быстро связался с прибрежным владением. Оставшийся у переговорного амулета молодой ученик был в ужасе. Он сбивчиво рассказал о том что его господин отправился на встречу к странной лодке, что заметили рыбаки сегодня утром… Да вот и всё что он мог рассказать.

Они прибыли на место смерти неизвестного ей некроманта через несколько часов. Галера зашла в тихий затон, и обнаружила порубленных хозяйственных зомби, на истоптанном берегу. И что неожиданно испугало Алкину, труп некроманта в кустах. Несмотря на то что его ранг был высок, кружева татуировок, означающие его достижения на пути ко тьме, были весьма скромны. Алкина в пятнадцать имела узоров на лице в два раза больше. Имела бы, если бы её татуировки были бы столь же толсты и уродливы как у слуг Ковента.

Её удивило, что всем командует Строк, старый уродливый моряк с широкой крестьянской мордой без малейшего проблеска дара, а Кай, хоть и жалкая пародия, но всё же некромант, стоит рядом, словно ожидая приказов.

— Вышли из лесу, человек двадцать, обувь странная, не наша – докладывал Строку какой-то мелкий мужичок, по виду с южных областей Ковенанта
— Их трупов не нашли? – рычал Строк – ищите, должны быть хоть пара!

— Четыре скелетона, боевые, уровень третий не меньше. Энергоструктура нарушена после потери целостности. Оружие снято. Похоже профессиональные воины – это сказал Кай. Алкина с новой силой почувствовала непонятную обиду на штатного некроманта. Словно он специально пытался показать её бесполезность. Или невнимательность. И тут она сделала глупость.

— У них раненые. И один скоро умрёт! – зло, слишком отрывисто для благородной Виолы процедила она – Мор уже зацепил его душу своим когтем.

-Вы можете проследить его? – спросил её Кай. Спросил с удивлением, которое ей понравилось. Так понравилось, что она даже простила ему несоблюдение этикета. – Я совсем  ничего не чувствую, прошло уже несколько часов – в голосе его послышалось уважение.

— Я вижу его след. Он истекает жизнью, пачкая ею этот мир – она слегка наклонилась к Каю и прошептала – Я вижу его так же ясно как кровавую дорожку на снегу.

— Тогда за ними! – неожиданно рявкнул стоявший рядом капитан Строк. И повернувшись к своим людям на берегу крикнул:

— Виолла Каймиль чувствует их кровь! А значит мы идём за ними! – и повернувшись снова к Алкине продолжил неподобающе орать, не понижая голоса – Тот, кто пришёл с войной на земли Ковенанта,  не сможет уйти отсюда! – Строк немного помедлил, и закончил, в хоре присоединившихся к нему голосов команды – Живым!

LogoClanMalkavianVA

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.